Новости
 
Сегодня мы представляем выдержки из первой части "О живописи через океан. " Это беседы между двумя интересными творческими людьми, живописцем из Москвы Петром Цветковым и американской художницей Татьяной Савченко из Лос-Анжелеса,которые приоткрывают для нас немного свою внутреннюю кухню то,о чем говорят художники собираясь в кафе и мастерских.

Татьяна Савченко: Петр, хотела бы вас попросить немного рассказать о своем творчестве. Почему рисуете пейзажи, чего хотите в них достичь. На кого равняетесь из художников или в русле идей каких художников развиваете эту тему. Пару слов о пластике вашего языка в этих картинах. Мне нравится в ваших работах цвет и свет. Они делают ваши картины уникальными и привлекательными. С одной стороны он яркий, вызывает радостные чувства, но с другой стороны он чуть сдержан, что передает такую душевность переходящую порой в духовность. Дерево в одной из картин словно живое, можно его почувствовать как человека, женщину. В работах прослеживаются традиции Ван Гога, Мартироса Сарьяна, китайской живописи.

Peter Tsvetkov: Честно говоря,мне не хотелось бы очень уж детализировать и анализировать. Спасибо Вам Татьяна за этот небольшой разбор, видимо вам удалось что-то заприметить, даже китайский след.). Пишу потому что пишу,мне это нравится. О руслах не думаю, думаю о красоте,гармонии,красках. Думаю,что картина пишет сама себя руками художника. Задумаешь одно,потом чувствуешь, что надо что-то менять и это что-то дает более хороший результат,чем если бы ты гнул заранее задуманную линию.Наверно это бывало с каждым (по крайней мере мне об этом говорили и другие). Для меня картина,будь то пейзаж,натюрморт или фигуратив- хорошо обобщенная субстанция. Правда так не всегда выходит на деле,но я к этому стремлюсь. Обобщение не только живописное,но и мыслительное. У Левитана "Над вечным покоем"- вот Такое Обобщение!! Пейзаж? Да. Философия? Да. Сильное чувство? Да. Живописные средства? А как же без них. Можно равняться на Левитана?- Нет. Каждый художник, это свой собственный мир. Вытащить его наружу чистым, неподверженным влиянием, а лучше сказать преодолев все влияния (поскольку они неизбежны),создать свой хрустальный мир. Или что удавалось единицам, создать свой новый язык и обучить ему человечество сделав понятным. Вот что должен художник, а не искать "влияния". На меня детские картинки,особенно до 5 лет влияют. Вот всем бы такой чистоты достигнуть! Пока за них не взялись преподаватели, школа, будущая карьера и маркетинг.

Татьяна Савченко: Peter Tsvetkov вы писали: это свой собственный мир. Вытащить его наружу чистым. А каким образом вы это делаете?

Peter Tsvetkov: Чистым преодолев влияния- это по крупицам из работы в работу собирать свое, увидеть свое (это трудно,тут не грех и попросить собратьев взглянуть. И вот из этих кубиков выстраивать свой мир. Помните как Сезанн с трепетом говорил о своем ощущении.Даже Гогена обвинял (надеюсь в шутку), что он у него украл это его ощущение. Конечно невозможно украсть чужого ощущения.

Татьяна Савченко: Петр, а почему вы считаете, что художнику следует создать свой новый язык?

Peter Tsvetkov: Язык нельзя создать искусственно, Это будет белиберда. Пробовали создать эсперанто,но кто на нем говорит? Я не призываю специально ставить такую цель для художника. Это способность сильных творческих личностей. Сезанн создал,да такой,что многие художники говорят на нем до сих пор,забыв про свой родной, Матисс тоже...)

Татьяна Савченко: Гоген тоже искал его, нашел, но его публика и критики не принимали при жизни.

Peter Tsvetkov: Ну у Гогена не все так было плохо. Он был авторитетом среди молодых художников,поэты и писатели накрывали в его честь столы.Работы не шикарно,но продавались...не смотря на экономический спад в те годы. После смерти он моментально стал кумиром в Европе и в России,особенно у молодых. Щукин закупился. Легенда!

Татьяна Савченко: А как бы вы описали художественный язык Сезанна, Петр?

Peter Tsvetkov: Сезанн начинал работать вместе с импрессионистами, с Писсарро, ходил вместе с ними в кабак Гербуа,много слушал,говорил мало,но он импрессионистом не стал

Татьяна Савченко: он много работал, вел жизнь настоящего отшельника, был далек от событий в мире и во Франции. На вопрос Воллара, что он делал во время войны, Сезанн ответил: «Во время войны я много работал "на мотиве" в Эстаке. Я не могу вам рассказать ни об одном необыкновенном происшествии, относящемся к 70-71 годам. Я делил свое время между пейзажем и мастерской»

Peter Tsvetkov: Хорошо,но он не стал импрессионистом. Почему? Что его не удовлетворяло? Может быть поэтому он и работал обособленно,чтоб "не заразиться"?

Татьяна Савченко: Он хотел точно выражать то, что он видел и то, что хотел выразить, а импрессионисты отображали свое настроение, эмоции, сиюминутное состояние.

Peter Tsvetkov: Но импрессионисты тоже выражали то что хотели выразить...как и любой кстати художник.

Татьяна Савченко: импрессионистов интересовала изменчивость цвета, а Сезанна устойчивость, он искал, то что объединяет пейзаж, картину, общее в природе, то что присутствует во всем и в каждом. То, в чем мы все едины.

Peter Tsvetkov: Отличный ответ Татьяна! В точку! Он искал внутреннее содержание,внутренние качества изображаемого,в отличие от импрессионистов,которые искали внешние. И именно поэтому Сезанн обращался к старым мастерам,он был музеях и даже писал по-началу в этих темных музейных колоритах. Но как он трансформировал все это?

Татьяна Савченко: он стал писать не предмет, который он изображает, а собственное представление о предмете. Плюс через природу, показывает порядок и гармонию, которой нет в его современном мире. Кстати, как близко мне это, в моей серии "Встречи" мне хотелось показать какими гармоничными могут отношения между людьми в семье в отличии от того, что многие считают,что институт семьи умер.

Peter Tsvetkov: Не знаю,но мне кажется у нас такой институт пока жив. Гармония в семье- это всегда движение навстречу. Человеку никто гармонию в мире не обещал.Но человек в силах выстраивать свои отношения с миром гармонично. Но вернемся к Сезанну.
Сезанн понял, что существуют глубинные сущности,которые выразить можно только обобщенно-конструктивно с помощью огрубления (обобщения) форм и проявить в картине с помощью цвета. Цвет он позаимствовал у импрессионизма. Остальное отмел.

Татьяна Савченко: Хорошо,много мыслей вложил. Да вы философ, Петр! Помните у Гогена: "Для меня, великий художник обязательно являет собой великий ум."

Peter Tsvetkov: Спасибо Татьяна за интересную беседу,мы обязательно продолжим.